Навигация по сайту
наверх

Новости
Независимость и сотрудничество

15.11.2018  10:31

Независимость и сотрудничество
15–16 ноября в Баку проходит международная конференция «Роль независимости адвокатов: сравнительные перспективы»
Масштабная подготовка

14.11.2018  13:28

Масштабная подготовка
Адвокатские палаты по всей России готовятся к очередному Дню бесплатной юридической помощи
Важно установить все признаки

13.11.2018  13:26

Важно установить все признаки
Адвокатам рассказали об основных критериях, которые позволяют квалифицировать преступление как продолжаемое
Параллельное развитие

13.11.2018  13:22

Параллельное развитие
Адвокатам рассказали о новеллах процессуального законодательства и особенностях их применения в судебной практике

Больше новостей

Небесспорные доказательства

Адвокатам рассказали о наиболее спорных вопросах судебной практики, связанных с применением доказательств и их оценкой

Москва 25.06.2018 17:30
0 1376

25 июня в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Проблемы доказывания в гражданском и арбитражном процессах» выступил доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат юридических наук Михаил Шварц.

В первой части выступления Михаил Шварц остановился на развитии института допустимости доказательств и проблемах его применения. Спикер рассмотрел практику применения ст. 162 ГК РФ, устанавливающей, что несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. 

На примерах из судебной практики (спор о возврате займа и наследственный спор) он пояснил, что свидетель в процессуальном смысле и свидетель в гносеологическом познавательном значении – не одно и то же. В процессуальном смысле лицо, вызванное в судебное заседание для дачи показаний, является свидетелем. Лицо, явившееся очевидцем, – свидетель в гносеологическом смысле. Исходя из того, что свидетель, который может рассказать о фактах, подтверждающих совершение спорной сделки, при этом сам не являлся ее очевидцем, Михаил Шварц отметил, что ст. 162 ГК РФ установлен запрет на показания свидетеля-очевидца, независимо от того, какое процессуальное положение он занимает. В качестве примера норм, содержащих правила о допустимости доказательств, Михаил Шварц также привел п. 11 ст. 12 Закона об ОСАГО, устанавливающий, что результаты самостоятельно организованной потерпевшим независимой технической экспертизы не принимаются для определения страхового возмещения, если потерпевший не предоставил транспортное средство для экспертизы страховщику. Михаил Шварц обратил внимание на толкование данной нормы, данное Верховным Судом РФ в Постановлении Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 58, где указывается, что в случае проведения потерпевшим независимой технической экспертизы и непредоставления им транспортного средства страховой компании для проведения экспертизы, при разрешении спора заключение, представленное потерпевшим, может быть признано судом недопустимым доказательством. По словам Михаила Шварца, позиция высшей судебной инстанции об усмотрении суда в вопросе признания результатов независимой экспертизы вступает в противоречие с императивным характером института допустимости доказательств.

Во второй части своего выступления спикер информировал о других аспектах судебного доказывания. 

В качестве примера, наиболее ярко иллюстрирующего спорные вопросы регистрации недвижимости, он привел дело из судебной практики. В 1992 г. по договору с Российским фондом федерального имущества организация приобрела недвижимое имущество. Впоследствии директор организации, преобразованной в хозяйственное общество, захватил контроль над ним и одобрил крупную сделку по отчуждению данного недвижимого имущества. Акционеры восстановили корпоративный контроль и привлекли директора к уголовной ответственности, однако к этому моменту недвижимое имущество было отчуждено несколько раз. Акционеры подали виндикационный иск к последнему в цепочке приобретателей, который являлся добросовестным приобретателем. Ответчик обратил внимание суда на то, что сделка в 1992 г. между Фондом имущества и организацией противоречила Закону о приватизации, соответственно, являлась ничтожной, следовательно, организация не являлась собственником недвижимости и не имела право подачи иска об ее истребовании. Суд согласился с доводами ответчика. Однако Высший Арбитражный Суд РФ отменил все судебные акты по делу, не опровергая доводов о ничтожности сделки 1992 г. Сославшись на императивную формулировку нормы об оспаривании зарегистрированного права только в судебном порядке, ВАС РФ указал, что ответчику надлежало оспорить действительность сделки с оспариваемым недвижимым имуществом, подав отдельный иск. Как пояснил Михаил Шварц, в данной ситуации добросовестный приобретатель был не вправе подать такой иск, поскольку не являлся лицом, имевшим материально-правовую заинтересованность в иске и его право не было нарушено сделкой 1992 г. Таким образом, ВАС РФ ввел специальный режим опровержения допустимости такого доказательства, как регистрация недвижимости через подачу иска, что, по словам Михаила Шварца, является иском в защиту процессуальных интересов и противоречит материальному и процессуальному праву.

В заключительной части выступления спикер сообщил о проблеме заявления в судебном процессе о фальсификации доказательств и распределении бремени доказывания данного факта. Он пояснил, что необходимо разделить две ситуации – заявление о фальсификации, исходящее от стороны, или от третьего лица в гносеологическом смысле. Основываясь на положениях процессуального законодательства о том, что каждый обязан доказывать свои утверждения, Михаил Шварц сделал вывод, что бремя доказывания лежит на стороне, представившей в судебное заседание доказательства, а не на стороне, заявившей об их фальсификации. Касательно вопроса об оплате экспертизы доказательства, в отношении которого было сделано заявление о его фальсификации, Михаил Шварц пояснил, что в случае, если экспертиза не даст однозначного ответа на вопрос о факте фальсификации, проигравшей является сторона, представившая доказательство суду и не сумевшая защитить его подлинность. При этом, если делается заявление о фальсификации доказательства, составленного третьим лицом, у истца и ответчика равное положение, и экспертизу оплачивает сторона, заявившая о фальсификации третьим лицом. В целом, по мнению Михаила Шварца, правила распределения бремени доказывания нуждаются в скорейшем изменении.

Обращаем внимание, что повтор вебинара состоится в эту субботу, 30 июня.
Тема: Вебинар

Контакты

355037, г.Ставрополь, ул. Доваторцев, 30б, оф. 326

(8652) 99-89-03
(8652) 99-89-04

palata.info@gmail.com, APSK_stv@mail.ru

Подписаться на новости

Подписаться на новости ФПА РФ могут только зарегистрированные пользователи

Обратная связь